Главная / Архитектура / Статьи /

Застывшая МУ...

Этот город странен, этот город непрост.
Жизнь бьет здесь ключом.
Здесь все непривычно, здесь все вверх ногами,
Этот город - сумасшедший дом.
Для того, чтоб хоть что-то в этом понять,
Нужно знать тайный пароль...
Майк Науменко "В уездном городе N"
Когда я впервые увидел то, что принято называть новым концертным залом филармонии, то, после минутного состояния обалдения, почему-то вспомнил заголовок одной давней статьи из газеты «Архитектура» примерно 80-х годов. Статья называлась просто - «Было бы что анализировать». Автор статьи, рассуждая об архитектурной критике, заявлял, что никакой профессиональной критики у нас нет, так как совершенно нечего анализировать. Эта мысль показалась мне очень актуальной. На этом можно было бы закончить тему и, как обычно, пройти мимо очередного чуда-юда местной передовой строительно-управленческой мысли, но... Но... Почему-то возникает ощущение погасшей мечты и... чувство вины по отношению к личности А.Д.Крячкова, чья скульптура-карикатура стоит тут же рядом в скверике (рис.1). Получилась карикатура в квадрате. И в пластическом выражении, и в «архитектурном». И дальнейшее молчание становится тягостным. Хочется критиковать и произвести «разбор полетов». При этом очевидно, что полета не получилось. Наш архитектурный кукурузник разогнался по картофельному полю, нелепо подпрыгнул и вновь уткнулся носом в ботву, заняв свое место на кладбище погибших надежд.

Так получилось, что начитавшись работ В.П.Зубова, В.Ф.Маркузона, А.И.Некрасова, А.Г.Габричевского и других немногочисленных реальных, а не надутых классиков архитектуроведения, я склонен думать, что основная задача архитектурной критики состоит в выявлении художественной логики архитектурного произведения.

Попытаемся под этим углом зрения посмотреть на очередного первенца местного архпрома. Справедливости ради, следует признать, что в нашем городе школа и культура архитектурной критики так и не сформировались и, поэтому, разумеется, полноценного профессионального анализа не будет. Тем не менее, изучая «произведения» практиков последних 20 лет, я прихожу к убеждению, что такие понятия как художественная логика, архитектурный язык, архитектоника, сомасштабность, образная ассоциация, культурный контекст и т.д. неведомы не только чиновникам, принимавшим решения, но и многим специалистам-архитекторам. А если и известны, то как некие умные слова, имеющие весьма отдаленное отношение к реальному профессиональному ремеслу. В связи с этим, вспоминаю мучения одного известного архитектора-практика, который будучи постоянным участником конкурса «Золотая капитель» (весьма успешным) никак не мог описать словами то, что он сам же и наваял.

Итак, попробуем понять, что же получилось в итоге? Не будем заглядывать в предысторию, в которой почти вся логика проектирования была спрятана под ковром, из-под которого раздавалось невнятное бормотание представителей партхозактива и особо отфильтрованной творческой интеллигенции. Не будем говорить о деньгах - меряных и немеряных. Не будем говорить о личностях - творческих и не очень. Я реально не знаю, кто конкретно что делал в этом процессе, но это совсем не важно. Очевидно, что по сравнению с Крячковым это вакуум. В конце-концов появилась некая «неведома зверушка» и проблема заключается в том, чтобы дать ей некую объективную архитектуроведческую оценку с целью перевода нашей профессии из состояния флюгера в состояние компаса.

Если говорить о первом впечатлении, то, получив его по полной программе, я, испытывая сомнения в наличии у меня «правильного» художественного вкуса, попытался выяснить мнения у знакомых архитекторов. Как это ни странно, возникло весьма цельное единство взглядов и оценок. Правда, некоторые мои знакомые, не испорченные архитектурным образованием, зачастую давали противоположные оценки. Такие противоречия между профессиональным и обыденным восприятием встречались, встречаются и будут встречаться всегда и везде, поэтому попытаемся пока абстрагироваться от мнений непрофессионалов. Это тема для отдельного большого и интересного исследования.

Итак, запротоколируем первые секунды личного первого впечатления. Бессознательно-непосредственного. Во-первых, бросается в глаза слишком большое бесформенно-изломанное синее пятно (рис.2,3). Во-вторых, слишком большой активный - агрессивный, летящий и взламывающий все вокруг, козырек. В - третьих, режет глаз какой-то брусок-обрубок механически приставленный к синему пятну. В следующие секунды, включая мыслительную деятельность зафиксируем главную особенность этого «творения» -


Полное игнорирование окружения.

Только сейчас, когда мы это потеряли, я осознал, какой это был тонкий и прекрасный архитектурный шедевр. Уверен, что это было самое «вкусное» архитектурное место в городе (рис..4). Неброские, но тщательно продуманные и созвучные друг с другом формы сливались в единый гармоничный ансамбль, который не давил своей «крутизной», а создавал целительное пространство из которого не хотелось уходить. Пластика стен, мелкие членения окошек, пилоны, тяги, уместный декор, активно акцентированные углы.... Все несло на себе печать прикосновения МАСТЕРА.

И тут, «мы подошли из-за угла»... Возникло НЕЧТО, у которого вообще нет такого семантического элемента как «окно» или «окошечко». У него появилось какое-то супер-гигантское, взламывающее масштаб места, бесформенное «окнище», характерное для фасадов каких-либо крупных промышленных или спортивных сооружений. Таких, например, как плавательный бассейн (образ бассейна «Нептун» вспомнился почти сразу), гидроэлектростанция, ангар, теплица и т.д. Угол, в отличии от шедевров Крячкова, никак не акцентирован. Кроме того, неведомый автор безапеляционно ввел такой элемент как «козырек», которого нет в «словаре» Крячкова. Причем, этот «козырек» имеет такие размеры, что сразу вспоминается стадион «Сибирь», имеющий 90-метровый пролет и огромные, очень активные горизонтальные тяги. Как это ни странно, даже такую совершенно безадресную вещь в себе ещё можно было бы попытаться затолкать в пространство «богдашки» рядом с «Сибирью» и «Нептуном». Возможно, это было бы вполне уместно. Но когда думаешь о соседстве Крячковского ансамбля и этого водоплавающего объекта, то приходит на ум давний детский стишок:

Сел он утром на кровать,
Стал рубашку надевать,
В рукава просунул руки -
Оказалось, это брюки.
Вот какой рассеянный
С улицы Бассейной!


Аналогия в истории архитектуры

В истории архитектуры нашего «лагеря» подобных случаев — пруд пруди. Бесспорным лидером является Кремлевский Дворец Съездов. Это общепризнанный лидер архитектурного уродства. Он возглавляет топ-десятку самых уродливых зданий России (www.homeweek.ru). М.В.Посохин, будучи по основному образованию инженером (МархИ он закончил экстерном), беспардонно воткнул свой объект в самый центр ансамбля Московского Кремля. Сходство «почерка» дополняет то обстоятельство, что проектирование КДС тоже производилось «под ковром». На широко объявленном конкурсе площадка для строительства была определена около здания МГУ, однако после подведения итогов, партийные вожди и чиновники все затемнили и, в итоге, дворец съездов внезапно вырос прямо на территории Кремля. Появление «аквариума» среди древних построек, привело к тому, что ЮНЕСКО в те годы исключило Московский Кремль из своего списка памятников мирового значения (этот статус был возвращен лишь в 1990-м).

Следует отметить, что киллерский метод проектирования сформировался как основной творческий метод сразу после октябрьского переворота 17-го года. Детальный профессиональный критический разбор особенностей тоталитарной архитектуры недавно был приведен в монографии Д.Хмельницкого «Сталинская архитектура». Характерно, что Хмельницкий смог защитить свою работу в 2003 году только за рубежом, в Германии. Командирам отечественной архитектурной науки это блестящее и талантливое исследование оказалось не по нраву, так как оно не вписывалось в их священные конъюктурно-мифологические «теории».

В наши дни мы на каждом шагу натыкаемся на факты, которые подтверждают, что киллерский творческий метод «построения нового мира» из тоталитарной эпохи без каких-либо особых проблем проник в сферу современного архитектурного мышления и, по-прежнему, используется очень продуктивно. Более того, мастерство возросло до предела. Технология упростилась до минимума - маскировочная демагогия, цинизм и точный учет финансовых интересов всех сторон. Возникает ощущение пугающей близости между бывшим тоталитарным строем и наступившим колониально-компрадорским строем. Видно, что менталитет это штука очень инерционная. Некая «Культура - три» по Паперному. Новые джугашвильчики бурно произрастают то тут, то там.


Историческое отступление №1

По поводу тоталитарного строя и, в частности, личности М.В.Посохина приходилось мне слышать одну историю, которая кажется весьма достоверной. В 1958 году было принято постановление Совета Министров СССР о создании в Новосибирске ГПНТБ СО АН. Архитектор А.А.Воловик сделал проект библиотеки и поехал в Москву для его утверждения. Однако утверждение проекта было задержано на неопределенный срок М.В.Посохиным (рис.5), который имел в то время весьма высокий чин в структуре архитектурно-государственной иерархии. Именно он, примерно в это же время, принимал участие в проектировании Кремлевского Дворца Съездов, строительство которого, судя по хронике, началось летом 1960 года (рис.6). В рекордно короткие сроки строительство было завершено (октябрь 1961 года) и в 1962 году М.В.Посохин, будучи лауреатом Сталинской премии получает еще и звание лауреата Ленинской премии. Пикантность момента заключается в том, что на рубеже 50-х - 60-х годов, проводилась решительная борьба со сталинским наследием в архитектуре. Получается, что Посохин-творец героически поборол самого себя. От пышной сталинской высотки на площади Восстания буквально через несколько лет он эволюционировал к предельному минимализму пилоннады КДС. Мастер во всех ипостасях. Некий свадебно-похоронный оркестр. В 1962 году дважды лауреат уже мог спокойно почивать лаврах, так как в далеком Новосибирске еще только рыли котлован и возводили фундаменты для новой библиотеки (рис.7). Достроена библиотека была только в 1966 году и в 1969 году Анатолий Афанасьевич Воловик получает звание заслуженного архитектора РСФСР. Вопрос о том, проект какого именно здания-близнеца появился раньше, остается открытым. Не имея пока конкретных фактов, я могу пока только предполагать, что сибирский вариант в виде проекта появился раньше.

Важно отметить, что история проектирования и строительства двух этих знаковых объектов представляет собой яркую иллюстрацию того, что одна и таже архитектурная форма в зависимости от окружения может стать либо шедевром, либо символом уродства. По сохранившимся материалам А.А.Воловика, видно как тщательно и системно он работал над образом (сайт Славы Степанова - gelio.livejournal.com). К сожалению, подобные проектные материалы товарища Посохина нам недоступны и, поэтому сложно что-то утверждать однозначно (рис.8). Однозначно можно утверждать, что именно его холодными руками «аквариум» был впихнут туда, куда было велено высшими партийными вождями, восхотевшими показать всему миру свою крутость.


Психологический аспект творческого метода

Специальная научная медицинская литература уделяет вопросам «крутизны» большое внимание. Есть такой специальный медицинский термин - компенсация, который трактуется как разновидность психологической защиты. Привожу цитату:

"Компенсация. Прикрытие собственных недостатков подчеркиванием несуществующих, но желаемых черт или же показом другой сферы собственной деятельности. Например: неуверенный в себе парень, что стремится играть роль сильной личности или студент, слабо ориентируется в учебном материале и поэтому компенсирует это демонстрацией признаков так называемой "крутизны"."

«Крутизна» почти всех тиранов и тиранчиков произрастает из трудного детства. Созревание в агрессивной среде оказывает сильное влияние на формирование их психического склада и, очевидно, сводит культурный потенциал к нулю, что приводит к жизненной необходимости развития искусства имитации.

Подспудное неосознаваемое желание вырваться из окружения агрессивных образов, толкает их к «крутому» ответу всему миру. В том числе и с помощью строительства и, даже, архитектуры. Тема крутизны хозяина, неважно кто он — фараон, диктатор, партийный хряк или «акула» капитализма, является сложной темой.. Междисциплинарной. Тесно связаной с медициной. Это детская болезнь крутизны. Как ее вылечить, не знает пока никто..


Историческое отступление №2

Площадь некоего Свердлова в свое время выглядела вполне себе прилично и даже гармонично (рис.9, 10). В 1967 году за зданием Крайисполкома появился Дом политпросвещения архитектора Б.А.Захарова (рис.11, 12, 13). Главный фасад был расположен строго на красной линии застройки. Расчлененное пилонами ленточное остекление (хотя и несколько монотонное), вполне соответствовало фасадам Крячкова, поддерживало их семантически и служило спокойным и неброским фоном. Тем не менее, где- то там, наверху было принято решение о полном сносе Дома политпросвещения, так как кому-то очень сильно захотелось построить самый лучший в России концертный зал. Б.А.Захаров, принимая участие в конкурсе на проект здания филармонии, предлагал оставить существующие фасады с тактичным размещением концертного зала в глубине квартала (рис.14). Однако, в один прекрасный день весь этот конкурс благополучно скрылся под ковром и что там потом произошло, известно только ограниченному контингенту чиновников и особо доверенных специалистов. Судя по полученному результату, ничего интересного и поучительного, с точки зрения теории архитектуры, там не произошло.


Нелепость логики формообразования

Но вернемся вновь к нашему объекту исследования. Общий объем сформирован как бы из двух бежевых параллелепипедов - «обрубков», в ортогональной проекции похожих на большую букву «Г» и малую букву «г», повернутых «носами» друг к другу (рис.15). Можно было бы даже предположить, что в этом заключается главная композиционная идея этого творения. Однако, тождество двух этих «букв» уловить очень сложно из-за полного несоответствия их пропорций. Совершенно непонятно, откуда взялся образ этих «букв». Может быть от слова «губерния»? В любом случае у Крячкова такой «буквы» нигде нет. Совершенно бестолково решен ритм швов облицовки (рис.16). Возникает ощущение, что отделку делала какая-то бригада шабашников. Кроме того, малый «обрубок» имеет небольшую, но заметную полочку (рис.17), из-за которой возникает путаница в восприятии: то ли «обрубок» представляет собой цельную фигуру с кубическим же «вырезом», то ли мы видим две фигуры - вертикальную «стену» и водруженную на нее сверху «плиту-консоль» (рис.18). Совершенно непонятно, достигает эта «плита-консоль» поверхности гигантских стеклянных каннелюр или нет. Если да, то возникает недоуменный вопрос - как она к ним крепится. И геометрически и физически. Визуально возникает опасение за ее устойчивость и за сохранность хрупкой стеклянной поверхности. Вдруг эта «плита-консоль» продавит стеклянную поверхность, да еще и рухнет на входящих ценителей музыки.

В наличии небольшой полочки в малом «обрубке» (рис.17) прочитывается сообщение о полной профессиональной беспомощности автора. Видна великая тайна подковерного метода проектирования - автор не понимает специфики архитектурно-художественного языка. Не понимает ни композиционных, ни тектонических закономерностей формообразования.

Растерянность автора видна также в использовании облицовки «под камень» в цокольной части объекта (рис.19), которая «позаимствована» из совсем другой оперы. Причем, характерно, что этот «мотив» отсутствует в произведениях Крячкова. Получается, что украсили, чем могли. Очень старались. Как обычно вспоминается классик - «... словом, кажется, как будто на всем было написано: нет, это не губерния, это столица, это сам Париж! Только местами вдруг высовывался какой-нибудь не виданный землею чепец или даже какое-то чуть не павлиное перо в противность всем модам, по собственному вкусу». В общем, привычная для уездного города какофония.


Надпись из буковок

Недоумение вызывает надпись. Во-первых, сами буквы какие-то мелковато-плосковатые. Как на ларьке. Во-вторых, возникает впечатление, что надпись сделана только для некоторых жителей стоквартирного дома. Из окон ряда квартир можно очень комфортно прочитать все буковки. В-третьих, почему филармония имени Каца? Насколько я знаю, самих «филармонистов» об этом никто не спрашивал и даже на стадии проектирования «под ковер» не пускали. Можно предположить, что это некий бренд нашего города. Однако, сколько я ни общался с представителями других городов России, ни разу, никто ничего не упомянул об этом дирижере при разговорах о Новосибирске. Бренд, это Покрышкин, Карелин.. Бренд, это академгородок, морозы... Вот, собственно, и все.

Если быть последовательным, то назвали бы уж тогда по имени площади — концертный зал имени Свердлова.


Что это было?

Все перечисленные недостатки художественно-образного решения фасада вполне можно было бы увидеть еще на стадии эскизного проектирования. Ведь сейчас имеется огромное количество программных средств, позволяющих сделать предельно наглядную визуализацию объекта, который можно виртуально «вписать» в необходимое окружение и сделать самые различные «облеты камерой». Но нет. У нас все по-нашему. По тутошнему. Нам привычнее героическими усилиями построить макет в натуральную величину и в натуральных материалах, а потом посмотреть на него и..., вновь махнуть рукой, сохранив его как учебное пособие для будущих поколений с негласным предупреждением — не делайте так больше...
И напрашивается еще одна интерпретация — мы имеем дело с объектом промдизайна. Эта вещь ни к чему на крячковской «кухне» не «приросла». Не «привязана» она даже к земле. Силы гравитации никак не «прочитываются» в форме фасада. Следовательно, мы получили изделие, которое можно поставить где угодно, лишь бы оно особенно не мешало проходу-проезду. Получилась эдакая новая модная стиральная машина или духовка. В хозяйстве пригодится и ладно. И соседки - домохозяйки хвалят и даже завидуют. Что еще нужно для простого человеческого счастья?


Хоть что-то хорошее...

Чтобы не впасть полностью в занудное критиканство, попытаемся найти хоть что-то хорошее. Гигантский ритм темно-синих стеклянных каннелюр напоминает что-то о гидроэлектростанциях, но многократное отражение скривленного фасада стоквартирного дома выглядит хоть и карикатурно, но довольно жизнерадостно (рис.20).


Определение стиля

Полагаю, что даже сам Генрих Вёльфлин, который ввел в научный оборот понятие стиля, если бы вдруг увидел сие произведение, то впал бы в сильное замешательство. Я для себя этот сложнейший абстрактно-теоретический вопрос решил просто. В настоящее время архитектура нашего города N, а также зауральского города М, переживает ренессанс стиля, название которому предлагаю прилепить следующее - пыжиковый.


Кто виноват?

Как всегда - никто. Все старались. Все пыхтели. Все шили один большой костюм. Шили, правда, в темноте, под ковром. Но ведь сшили же... Виноватыми, как положено, чувствуют себя только некоторые интеллигентные люди. Но это их личные проблемы. Поскольку интеллигентность не имеет денежного эквивалента, то ее нет в сознании нынешних управленцев и «эффективных менеджеров». Сегодня архитектура, в первую очередь используется ими как инструмент наживы, так же как в советское время она была инструментом идеологического воздействия. Неизменным признаком остается агрессия. Произведения А.Д.Крячкова к этому стилю не следует относить чисто хронологически. Этот мастер сформировался в нормальное время в нормальной среде - еще до бандитского октябрьского переворота.

Вопрос вины и гражданской ответственности за происходящее является острым. Как видим, наличие множества архитектурных организаций, учебных заведений, журналов, сообществ и всяческих контор по изучению и охране памятников не является гарантией появления качественной архитектуры. Пока количество порождает только новое количество. Причем, это растекающееся количество затапливает даже то качество, которое было достигнуто раньше. До сих пор не выходят из моей памяти картины близкого прошлого - работяги скалывают выступающие части ажурной кирпичной кладки и заделывают сайдингом крячковскую школу №19. И никто из архитектурных чиновников тогда из-под ковра даже не пикнул. Все были как под гипнозом..


Итоговая оценка в протокол

Появление здания филармонии не следует воспринимать как событие культурной жизни. В нем отсутствует какая-либо художественная логика. Эстетическая значимость уходит под нулевую отметку. Мы получили не «знаковый объект для столицы Сибири», а просто постройку для райцентра на уровне учебного проекта студента факультета ПГС. Получили очередной памятник нашего архитектурного раздрая и невежества.


Радзюкевич Андрей, канд. арх.
НСО д. Гусиный Брод
Рис.1 Скульптура А.Д.Крячкова.
Рис.1 Скульптура А.Д.Крячкова.
Рис.2
Рис.2
Рис.3
Рис.3
Рис.4
Рис.4
Рис.5 М.В.Посохин.
Рис.5 М.В.Посохин.
Рис.6
Рис.6
Рис.7
Рис.7
Рис.8
Рис.8
Рис.9
Рис.9
Рис.10
Рис.10
Рис.11
Рис.11
Рис.12
Рис.12
Рис.13
Рис.13
Рис.14
Рис.14
Рис.15
Рис.15
Рис.16
Рис.16
Рис.17
Рис.17
Рис.18
Рис.18
Рис.19
Рис.19
Рис.20
Рис.20
дата выставления: 29.04.2013
Комментарии
17.06.2014 Г.Туманик
Андрей совершенно прав, и причиной этому - градостроительный беспредел, который мы наблюдаем в Новосибирске уже баз малого два десятка лет. На этой волне появились такие "мастера" архитектуры и градостроительства, о которых мы и не знали прежде. Андрей Владиславович, несмотря на излишнюю, может быть, эмоциональность и сарказм, смотрит на результат многолетней и бездарной эпопеи как профессионал. Как нужна нам профессиональная архитектурная критика, которая, сохраняя доброжелательность, не только профессионально разбирала наши промахи, но и замечала бы наши достижения в архитектуре.
02.06.2014 02.06.14 Обыватель
Из книги Туманика Г.Н. "Новосибирск: неиспользованные возможности градостроительного формирования" (2014): "В отличие от снесённого здания Дома политпросвещения (арх. Б.А.Захаров) новое здание концертного зала с амбициозной архитектурой, что противопоказано при соседстве со зданиями-памятниками, активно участвует в разрушении исторического ансамбля площади Свердлова"
02.06.2014 Архар
Да уж!!! Не надо о грустном. С другой стороны, что получается и как получается, то и делают се вышеперечисленные господа. Система такая. мне филипповское творение нравится.
01.06.2014 гость из Нарыма
А ведь все авторы этого "шедевра" благополучно процветают в настоящее время. Главный архитектор Арбатский. под чьим мудрым руководством в течение полутора десятков лет уродовался Новосибирск, стал почетным архитектором РФ и преподает студентам в НГАХА свой опыт в деле разрушения городской среды; господин Филиппов, автор "беременного дома" и "черной капусты" около часовни, получил премию им. Севастьянова; господин Ермишкин из ПГСника переквалифицировался в архитектора; господин Толоконский благополучно отбыл "поднимать" Красноярский край (не дай, бог, также, как он "поднял" НСО) и т.д. Браво!!! С такими кадрами наш Новосибирск действительно скоро станет "столицей" России, о чем мечтает наш бывший градоначальник Городецкий.
14.07.2013 горожанка
Ну, вот разочаровал своим комментарием, а я уже ждала нового сезона, чтобы оценить зал. Ну, хоть музыканты-то довольны, что перестали скитаться? А вообще-то уже и привыкаешь к этому "синяку", в общем-то как и ко многим другим архитектурным ляпам именно части бывшего исторического центра нашего Новосибирска. Похоже, никогда городу не быть туристически привлекательным...
26.06.2013 Радзюкевич
Сегодня ходил на экскурсию в этот зал. Автор прямо сказал, что этот зал нужен был Толоконскому, чтобы было где торжественно медали людям вешать. Общее впечатление - колхозно-партийный клуб с приделанными понтовыми витражами. Кроме того, автор подтвердил, что проект утвержден Фефеловым. Похоже, что даже Фефелов не ведает, что творит...
04.06.2013 Горожанка
Не надо никого фильтровать - надпись-то на РУССКОМ языке! Хоть итальянцы, хоть немцы, нам татарам все равно)) . А перевернуть можно что угодно
02.06.2013 Радзюкевич
Придется итальянцев фильтровать на подходе...
01.06.2013 В,Петровский
Абсолютно согласен с одним из комментаторов статьи о построенном концертном зале филармонии! Проект отвратительный! Но что сделано, то сделано. Однако, стоит добавить к тексту автора замечание по поводу надписи. История такова. Многие знают, что Арнольд Михайлович Кац коллекционировал наручные часы. В связи с этим произошла пикантная история во время гастролей симфонического оркестра А.М. Каца в Италии. Во время пребывания в городе Сульмоне Арнольд Михайлович попросил посетить часовой магазин. После того,как переводчица сказала хозяину магазина, что у него в гостях советский дирижёр по фамилии КАЦ, тот крайне возбудился, стал кричать,что к нему пришел сам КАЦ. Дело в том, что Кац - нормальная еврейская фамилия, но для италоязычных КАЦ-это ругательное слово, обозначающее мужской детородный орган.И понятна реакция итальянца на прозвучавшее заявление. Надо сказать, что во избежание подобной реакции в афишах по Италии фамилия дирижёра писалась КАТЦ. Можно представить, какова будет реакция у посетившего новое здание филармонии итальянца или другого иностранного гостя, пользующегося итальянским сленгом, когда ему прочтут название этого сооружения. Наверное, будет разумным убрать надпись, чьим именем назван Новосибирский государственный концертный зал филармонии.
15.05.2013 
Жадность фраеров сгубила
13.05.2013 Горожанин
Ну, что ж теперь шапки-то кидать... Что сделано, то сделано. Хоть наши горемычные артисты вернутся в "свой" дом, а то как бомжи скитались по разным залам, сколько постоянных зрителей потеряли. Такого отношения к прославленному оркестру вряд ли допустил бы маэстро Кац. Грустно, а насчет архитектуры... Все началось с "болгарского дома". Это теперь он смтрится даже довольно органично, а когда-то , как бельмо на глазу, он "взломал" историческую ансамблевую композицию площади, центральной части города. Ну, а потом... понеслась... Идешь по Вокзалке или по Ленина, или по пересекающим Красный улочкам, а вокруг выскаквают, как клыки страшные, стеклянные, вычурные (кто во что горазд) здания. Улицы перекрыты, пространства нет, воздуха нет: офисы, офисы, офисы... большинство пустующих... Грустно-грустно
07.05.2013 Жительница города
Уже от этих цветных зеркальных стекол (да еще в таких масштабах) тошнит, будто ничего нового придумать нельзя(... Фасадная часть действительно грубо смотрится...а автор правильно отметил "слишком большое бесформенно-изломанное синее пятно". Я бы добавила "комплимент": волнующее глаз уродство! Срочно нужно на это здание посмотреть живьем. И ужаснуться в реальности. Отдельное СПАСИБО тем, кто это состряпал....Город итак не отличается особенностями архитектуры, а тут еще добавили жару.
07.05.2013 Ева Ли
Мне в очередной раз стало грустно от нской новой архитектуры. И грустно, и скучно, и некому руку пожать....
07.05.2013 
Толоконского в шею, но поздно
07.05.2013 
Фу, какой отвратительный проект
06.05.2013 Архитектор
Спасибо Андрею Радзюкевичу за взвешенную и реальную критику и за смелость. Все правильно. Господа архитекторы, давайте смотреть правде в глаза и не прикрывать халтуру.
05.05.2013 http://www.kommersant.ru/doc/1136741/print
Не менее вдохновенным было и выступление руководителя ООО «Н-ск Градстрой-2002» Владимира Ермишкина, который известен как один из авторов генплана Новосибирска. Демонстрируя слайды с видами будущего здания из гранита, алюминия и цветного стекла, господин Ермишкин заверил, что оно спроектировано в соответствии с лучшими европейскими образцами. Он не без гордости подчеркнул, что авторы добились полной гармонии, даже не пытаясь подстроиться не только под окружающие здания областной администрации и «стоквартирного» жилого дома, являющиеся памятниками архитектуры, но и вообще под какой-либо архитектурный стиль. Оптимистический настрой докладчиков эксперты совета убили сразу. Председатель Новосибирского союза архитекторов Игорь Поповский заявил, что прежнее здание, выполненное финскими строителями в стиле модерн, было куда более качественным и гармоничным. Его горячо поддержал член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук Геннадий Туманик. Он заметил, что «подход к фасаду неверный», «попытки вырвать новое здание из исторического контекста неуместны», и выразил недоумение в связи с появлением в Новосибирске с его сильной архитектурной школой такого проекта. В лице губернатора критики проекта обнаружили благодарного слушателя. Виктор Толоконский обрушился на главного архитектора области Евгения Загороднова и начальника регионального управления Главгосэкспертизы России Павла Зиновьева, которые уверяли его, что проект вполне хорош. «Я хочу понимания архитектурного сообщества, красоты... А этого нет! — негодовал он. — Вы должны были сказать мне, что это просто беда!.. Это что угодно — гостиница, аквапарк, но только не концертный зал!» Господин Загороднов попытался возразить, что заседание совета нужно было провести, пока работа над проектом «не зашла так далеко». Однако господина Толоконского это еще более вывело из себя. Он резко заметил, что «смотреть фасады» — обязанность не губернатора, а главного архитектора и тот с ней не справился. Последней же каплей, переполнившей чашу терпения Виктора Толоконского, стала просьба директора Новосибирской государственной филармонии Александра Назимко выделить на проект по акустике зала не 30 млн руб., а все 40 млн «в связи с ростом курса доллара» и необходимостью обратиться к иностранным специалистам. Поняв, что главный вопрос в устройстве нового концертного зала еще в принципе не решался, губернатор заявил, что Александр Назимко «ничего не понимает ни в деньгах, ни в строительстве» и ему вместе с господином Нефедовым, которого тоже волнует лишь как «проторговать 890 млн», вообще лучше «заткнуться».
02.05.2013 
А по-моему понятно зачем нужна размытость - в тексте есть описание, какой в ней смысл
30.04.2013 
Поместите пожалуйста фотографии, по которым понятно, о чем собственно ручь. Зачем размытые и почерканные размещать((((
30.04.2013 
Лучшебы взорвали, а не достраивали. Все правильно написано.
Страницы: 12всего страниц: 2
Добавить комментарий:
Текст *:
Подпись:
Нам нужно убедиться, что вы не робот (программа), поэтому просим вас написать проверочный код - символы, которые вы видите на этой картинке:
Проверочный код:
Популярные статьи
раздела Статьи
Галереи
Широкоформатный
дизайн

N.ORT/Technogym

N.ORT/ MARTINI Mobili

N.ORT/Rimadesio

При использовании материалов журнала прямая ссылка на источник обязательна!
  • Ламинат Ter Hürne: Эмоциональное наслаждение. Компания АЛИКС
  • Бескомпромиссная классика - линия мебели MIO LUXE.
  • Модельный ряд спален. Evanty, мебельная фабрика
  • Коллекция солдатиков и военной техники. Компания AWEGOLD
  • Кварцевый камень CaesarStone. Компания ГетАкрил
  • Вертикальные, дизайнерские приборы Jaga. Jaga
  • Новая Valena Life/Allure. Legrand Group
  • Стекло в интерьере. Производственная компания   Renovatio
  • Приборы отопления. Тепло-Арт
  • Объявления   Подписка   Архив   Карта сайта   Реклама   Реплики и образы   Блоги   Поиск:
     
    НОВОСТИ КОНКУРСЫ ДИЗАЙНЕРЫ ДЕКОРАТОРЫ ВИТРИНА РЕЙТИНГИ
    Проекты     Концепции     Статьи     Постройки     Персоналии     Материалы и технологии